Литературные новости


 

Сороковые, роковые,
Свинцовые, пороховые…
Война гуляет по России,
А мы такие молодые!

Эти поэтические строки, несмотря на то, что написаны были в 1961 году, стали «визитной карточкой» целого поколения поэтов – поэтов-фронтовиков. Принадлежат они Давиду Самойлову. Сегодня, 1 июня, ему исполнилось бы 100 лет.

Давид Самойлов в себя как в мастера слова долго не верил, но стал одним из лучших советских поэтов второй половины двадцатого века. На фронте стихов не писал (за исключением поэтической сатиры на Гитлера и стиaхотворений про удачливого солдата Фому Смыслова для гарнизонной газеты), но война, словно осколок, застряла в его памяти. В период с 1960 по 1975 год были написаны самые лучшие стихотворения о войне: «И это всё в меня запало / И лишь потом во мне очнулось!..». Историком не был, но в его поэтических строках живут и действуют Анна Ярославна, Иван Грозный, Петр I, Александр Меньшиков, Емельян Пугачев... Специально тексты для песен не писал, но многие стихи были переложены на музыку («запелись»).

А какие стихи Давидом Самойловым были написаны о любви! Поэт постоянно находился в состоянии влюбленности: «Я всегда был влюблён, я не мог не любить…». Любовь для него «не только величайшее из чувств, не только насущная потребность, но и спасение от любых жизненных невзгод, источник надежды и оптимизма».

Я написал стихи о нелюбви.
И ты меня немедля разлюбила.
Неужто есть в стихах такая сила,
Что разгоняет в море корабли?
Неужто без руля и без ветрил
Мы будем врозь блуждать по морю ночью?
Не верь тому, что я наговорил,
И я тебе иное напророчу.

Писал Давид Самойлов и для детей, правда, утверждал, что только для заработка, но тем не менее делал это с большим интересом. Его стихотворные сказки были не только изданы, но и стали радиоспектаклями и мультфильмами, а также записывались на грампластинки. Особую популярность получили истории про Слоненка.

Но, прежде чем стать признанным поэтом, Давид Самойлов переводил Аполлинера, Лорку, Брехта, Рембо, Тагора, Тувима и других чешских, словацких, венгерских поэтов, а для театра «Современник» перевел «Двенадцатую ночь» Шекспира. Наверно, это было неслучайно, ведь, как говорил сам поэт, «было необходимым, чтобы впечатления жизни «отстоялись» в душе, прежде чем воплотиться в поэзии».

Поэзия должна быть странной,
Шальной, бессмысленной, туманной,
И вместе ясной, как стекло,
И всем понятной, как тепло.

Как ключевая влага чистой
И, словно дерево, ветвистой,
На всё похожей, всем сродни.
И краткой, словно наши дни.